Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:29 

Британское правительство под плохо увеличивающим микроскопом

Fountain4
legend says, when you can't sleep at night, it's because you are awake in someone else's dream
Решила выложить еще один фанфик, который в сущности должен был идти под пейрингом Майкрофт/Джон. Но я рада, что у меня это идея не получилась полностью))


***
Заброшенное здание завода. Холодный влажный бетон… Где-то слева мигает неоновая лампочка. И этот человек, резко контрастирующий всем своим видом с обшарпанными стенами, исписанными граффити.
Дорогой костюм. Красивый зонт на резной ручке. Светотень причудливо играет на его лице, сужает силуэт. Он необычайно спокоен и даже, как будто, немного радостен.

- Я думаю, вас предупредили, что лучше от него держаться подальше, но по вашей левой руке вижу, что этого не будет.
- Что-что? – разозленный Ватсон, чуть помедлив, поворачивается обратно лицом к своему невольному собеседнику.
- Поднимите, - повелевает мужчина, широко ухмыляясь.
Загадка. Еще одна загадка.
Вздохнув, проклиная собственное любопытство, Ватсон подходит ближе к заклятому врагу Шерлока и поднимает руку, широко растопырив ладони.
Легким, прогулочным шагом мужчина подходит к Джону так близко, что тот чувствует терпкий запах его одеколона.
- Не трогать, - резко выговаривает он, убирая руку, когда мужчина уже тянется к его ладони.
На лице неизвестного появляется удивление, смешанное с какой-то лукавой радостью. Он морщит лоб, азартно взглядывая на несчастного доктора. Проклиная на чем свет, Ватсон все же протягивает ему руку. Тот не спеша дотрагивается до его кожи. Джон чувствует по-женски мягкие подушечки пальцев, касающиеся его ладони. После минутного осмотра, мужчина выносит вердикт:
- Норма, - и тут же быстро отходит на десять шагов.
- Что именно? – решает уточнить Джон.
- Большинство людей бродит по городу и видит лишь улицы магазины, машины… - пускается в пространное объяснение мужчина. Он говорит так быстро, словно вопрос Джона был чем-то естественным,
- Гуляя с Шерлоком Холмсом, вы видите поля боя. Вы его уже видели, правда? – он останавливает беспорядочную ходьбу, смотрит исподлобья, словно знает о Ватсоне все на свете.
- Что с моей рукой? – волнение. Джон не может его скрыть.
- Перемежающийся тремор левой руки. Ваш врач считает это посттравматическим синдромом. Вас якобы преследует воспоминания о военной службе, - взгляд собеседника становится холодным и фокусируется на лице доктора.
- Вы кто такой? Откуда вам это известно? – волнение захлестывает Джона. Это почти паника. Но мужчина безжалостно продолжает, глядя Ватсону прямо в глаза, прибивая его к бетонному полу каждым словом.
- Прогоните ее, она кругом неправа. Сейчас вы напряжены, но рука у вас ничуть не дрожит. Война не преследует вас, доктор Ватсон. Вам не хватает ее.
И приблизившись к Джону так близко, что он снова начинает чувствовать крепкий запах, он почти шепотом, торжественно произносит:
- С возвращением.
Предательские мурашки пробегают по телу Ватсона. Кровь приливает к лицу, он даже не может толком понять, что испытывает. Радость и тревогу одновременно, волнение, смешанное с азартом и холодную решимость. В голове, словно раздается набат. Да, ему этого не хватало…
Мужчина удаляется, размахивая своим зонтом. Левая его рука заложена в карман брюк, он почти счастлив.
- Пора выбирать, на чьей вы стороне, доктор Ватсон, - слышит Джон напоследок.

Это была их первая встреча.


***
- Шерлок, Джон, у нас гости! – пропела миссис Хадсон, появляясь на кухне в сопровождении Майкрофта Холмса, как всегда горделиво выпрямившегося, с неизменной ухмылкой на лице.
Джон вежливо кивает. Ему пока трудно привыкнуть к себялюбивому мужчине, но, в конце концов, он видит его в третий раз в жизни.
Шерлок же просто закатывает глаза, складывая руки на груди и вытягивая ноги вперед, отчего в небольшой кухне количество места для нормального функционирования резко сокращается.
- Доброе утро, Джон, привет, дорогой брат! – старший Холмс, как всегда, подчеркнуто вежлив.
- Каким ветром тебя сюда принесло, Майкрофт? Неужели опять дело государственной важности? – хмурится Шерлок.
- Неужели я просто не могу побеспокоиться о здоровье моего маленького братца? – притворно удивляется тот. Шерлок вспыхивает.
- Не можешь, - отрезает он, и прежде, чем Майкрофт открывает рот для следующей реплики, добавляет, - Нет, я не возьмусь искать пропавшие бумаги о нашем вооружении.
Майкрофт, кажется, удивлен.
- Тебе известно? Откуда? Это секретные разработки.
Шерлок корчит гримасу:
- После заявления министра обороны (он заикался через слово) ты думаешь, я не догадаюсь? Идиоты, и те бы поняли.
Тут пора возмутиться Джону.
- Если никто не против, я пойду отсюда.
- Я против, Джон, останься, - тараторит Шерлок, и Джон, вздыхая, опускается обратно на стул.
- Но если эта папка попадет в плохие руки… Шерлок, у всех нас будут большие неприятности!
- Ты хотел сказать, у тебя будут маленькие проблемы, - уточняет детектив.
- Ты, кажется, не понимаешь, Шерлок, - похоже, глава правительства начинает выходить из себя. - Наши внутренние войска работают на полную, но все тщетно. В этой папке – судьба всей Англии!
- Видимо, она в плохих руках.
- Шерлок, прошу!...
- Майкрофт, отстань.
Джон снова порывается выйти из кухни, но на этот раз его останавливает старший Холмс.
- Ради Бога, Джон! Вы что, не видите, что ваше присутствие его успокаивает? Иначе бы меня тут уже не было. Останьтесь и пейте чай!
От такой наглости Джон опять садится на свой стул и с укором смотрит на ссорящихся родственников.
- Я знаю, что ты сидишь без дела, - к Майкрофту возвращается мягкость голоса, - Поэтому прошу тебя, усмири свою глупую обидчивость хотя бы на краткий срок и займись чем-то действительно интересным. Я не буду тебе мешать.
Он поворачивается всем корпусом к Джону, кивает тому с достоинством и медленно, постукивая зонтом по паркету, выходит из кухни.
На миг в квартире 221-Б повисает молчание.
В следующую секунду, Шерлок кричит в сторону выхода:
- Пришли за нами машину к пяти!
Джон плохо знает Майкрофта, но уверен, тот сейчас лукаво улыбается.


***
Несмотря на сухое апрельское солнце, асфальт еще холодный. Но Джону это даже нравится. Джону нравится лежать, прислонившись щекой к грязному тротуару и чувствовать вибрацию, от проезжающих вдалеке машин и бегущих к нему людей. Глаза сладко закрываются. Так хочется спать… Даже боль почти не чувствуются. Только где-то в затылке покалывает. В месте, куда его ударили.
- Джон, Джон! – Шерлок хватает его за отвороты куртки, тормошит, слегка бьет по щекам. – Только не спи! Джон, не смей!
И Ватсон послушно раскрывает глаза, но они так отчаянно слипаются…
- Шерлок… Что происходит? – кажется, его речь немного заторможена.
- Наш мясник ударил тебя по голове бутылкой от пива, - сквозь зубы процедил Холмс, помогая Джону подняться и обхватывая его за талию, чтобы тот не упал, - Идиот, даже прицелиться нормально не мог! Хорошо, что не вся сила удара пришлась на твою глупую голову…
- Глупую? – переспрашивает, как в бреду доктор.
- Чем ты думал, когда поворачивался к нему спиной? – кричит ему в ухо Шерлок. В мозгу от этого звенит, ум не проясняется, но бодрит – точно.
- Я думал о том, что его напарник должен был в тот момент прикончить тебя…
Шерлок зарычал сквозь зубы.
- Лестрейд уже выехал… Они, как всегда, чересчур медлительны…
Джон хотел возразить, что инспектор старается, однако угнаться за Холмсом – не самая простая вещь, но язык почему-то не хотел его слушаться. Рядом, совсем близко раздавалось горячее, надрывное дыхание детектива, кажется, он волновался. Последнее, что услышал Джон пред обмороком, был резкий пронзительный визг тормозов.

- Ты уже можешь уйти, - до сознания Джона, еще находящегося под воздействием сладкой дремоты, долетел презрительный голос Шерлока.
- Не волнуйся, милый брат, я не побеспокою более тебя и твоего возлюбленного доктора своим присутствием. Позволь только напомнить, благодаря кому, он только что очнулся.
Быстрые приближающиеся шаги. Ватсон распахнул глаза. Над ним высился Шерлок, обеспокоенно смотрящий прямо в лицо блоггеру.
Джон медленно пошевелился. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он в своей спальне, лежит в своей кровати, укрытый одеялом, а рядом стоит Шерлок. На вид бледнее обычного, волосы встрепаны еще больше, но в глазах смутно читается облегчение.
- Джон? – позвал его детектив.
Ватсон кивнул, показывая, что все в порядке. Во рту было сухо, он с трудом разомкнул губы, голос его был хриплым и, словно, звучал не из его рта, а откуда-то сбоку.
- Все хорошо… Что там было?
Где-то в области стола раздался смешок. Джон резко повернул голову, отчего она закружилась. На стуле на колесиках восседал Майкрофт Холмс собственной персоной, с таким видом, словно это был не старый потрепанный стул, а настоящий трон.
- Вам бы помолчать, Джон, - сказал он, без заботы в голосе, - Сейчас миссис Хадсон принесет воды.
- Майкрофт, твоя помощь больше не нужна, - процедил Шерлок.
Тот вскинул руками, словно проигравший в карты человек и встал, медленно оправляя складки на брюках.
- Помощь? – переспросил Джон.
Майкрофт остановился в дверях, с интересом взглянув на Ватсона.
- А кто же, думаете, доставил ваше обморочное тело до Бейкер-Стрит? Святой Георгий?
- Вы?... – Джон не нашел дальнейшие слова. Он вспомнил визг тормозов. Обычно Майкрофт всегда перемещается на тонированных дорогих машинах. Значит, то была его машина.
- Спасибо, - проговорил Ватсон, заплетающимся языком.
Уходя, Майкрофт на миг остановился, но, не сказав ничего, странно поддернул плечами и вышел из комнаты, быстрее обычного.


***
Шерлок, как обычно лежит на диване в гостиной, молитвенно сомкнув ладони и закрыв глаза. Рядом суетится Джон, пытается прибраться в комнате, не трогая вещи детектива. Это слишком сложно. Каждый раз, как только Ватсон всего лишь протягивает руку к бесполезно валяющейся колбочке или перевернутому справочнику, раздается:
- Не трогай, - со стороны дивана.
И как это Шерлоку удается узнать, что собирается взять доктор, если глаза у того закрыты?
- Послушай, мы так до весны убираться будем. Завтра Рождество!
- Глупый праздник, - констатирует Холмс, - Создан лишь для того, чтобы дать людям несущественную надежду на чудо, которое никогда не произойдет.
- Но людям нужна надежда. Им нужно верить в хорошее, от этого они становятся добрее.
Шерлок кривится.
- Я верю только фактам.
- Я бы не стал приравнивать тебя к остальным, - пожал плечами Ватсон, все же решившись собрать колбы и мензурки в один ящик. На этом моменте Шерлок открыл глаза и недовольно покосился на своего соседа.
- Ты этим делаешь мне комплимент.
- Но даже ты не можешь не надеяться на лучшее, - продолжает Джон, - Все люди хотят, чтобы все было хорошо.
Диван молчит.
Воодушевленно, Ватсон продолжает.
- Например, когда ты что-то планируешь… Всегда хочется, чтобы получилось лучше, чем может быть. Ни один человек не может жить без надежды. Ты же надеешься, что в следующем году преступников, маньяков и серийных убийц станет больше, - детектив фыркает, - Я надеюсь, что, наконец, смогу найти нормальную работу… Миссис Хадсон надеется, что вылечит свое бедро… Майкрофт… Тоже на что-нибудь надеется.
С дивана раздается натянутый смех.
- Что? – удивляется Джон, - Твой брат, знаешь ли, тоже человек.
- О, Майкрофт, - ухмыляется Шерлок, довольно потягиваясь, - Он надеется, что его годовой доход прибавится в следующем году еще на один нолик.
- Ну хотя бы так… - Сдается Джон, - А знаешь, - после заминки добавляет доктор, - Еще он надеется, что ты не умрешь от случайной перестрелки где-нибудь в восточной части Лондона.
- Ты закончил? – обрывает его Холмс, - Если да, иди в магазин. Я установлю елку.
Ватсон выглядит удивленным.
- Ты? Елку? А мир не рухнет?
Холмс хмыкает, бодро вскакивая на ноги.
- Мне скучно!

Улица припорошена снегом. На черном полотне неба редкими точками мигают звезды, и Джон с улыбкой морщит нос, вглядываясь в звенящую темноту. По улицам бредут поющие, кричащие, такие веселые люди в красных шапках Санта-Клауса, уже слегка навеселе. Ватсону просто хорошо. Он кивает небольшой группке молодых парней, которые всех встречных наперебой поздравляют с Рождеством. Медленно пинает комочки снега на тротуаре, глядя на бледный покров асфальта. Поднимает глаза… И радость потихоньку ослабевает в его душе. Блестящий, черный, гладкий BMW. А рядом стоит Майкрофт Холмс в черном теплом пальто, кашемировом шарфе и… да, опять с зонтиком.
- Боитесь, что пойдет дождь? – ухмыляется Ватсон.
- Стиль для такого человека, как я одно из важнейших качеств, - отвечает он без улыбки.
- Что вы тут делаете?
- Решил поздравить моего брата с Рождеством.
- Здесь? На улице? – не понимает Джон. На секунду ему кажется, что по лицу Майкрофта пробегает тень.
- Не то, чтобы я очень стремился подружиться с Шерлоком, - начинает он, - Мне итак забот о нем хватает. Этот праздник нам всегда раньше приходилось отмечать вместе. И поверьте, мы оба это ненавидели.
- Вы боитесь, что Шерлок не пустит вас в дом? – решает уточнить Ватсон.
- Не пустит? Ну что вы, просто я не хочу портить ему настроение своим присутствием, - мягко отвечает Майкрофт, - Да и к тому же, мне самому неохота препираться с ним в предрождественскую ночь. Вы поздравите его от меня.
Джон не знает, что сказать. Джону неловко.
Майкрофт, с абсолютно безмятежным выражением лица, открывает дверцу BMW и достает оттуда большой черный пакет на бархатных ленточках и протягивает его доктору.
- Вы уверены, что… Что не хотите сделать это сами? – уточняет Джон, беря пакет и краем глаза в него заглядывая.
Майкрофт поднимает брови, и блоггер понимает, что вопрос был лишним.
- Здесь и для вас есть небольшой подарок, доктор Ватсон, - тихо произносит он.
- Я думаю, это не стоит…
- Ох, не трудись краснеть, я вас умоляю! – вдруг раздраженно всплескивает руками старший Холмс, - Было бы гораздо глупее, если бы вы решили мне что-нибудь подарить, уверяю вас.
- Ладно, - соглашается Джон, начиная злиться от такого поворота событий, - Спасибо, - выговаривает он неровно.
- Передайте Шерлоку, что я все еще за ним слежу.
- Думаю, он в курсе.
- Наверняка, но не в достаточной степени, - с этими словами Майкрофт прощально поднимает правую руку в дорогой кожаной перчатке, и садится на заднее сиденье машины. Через пару секунд Джон уже не может различить силуэт иномарки в зимнем вечернем тумане.
Когда Джон возвращается домой, ему даже не нужно ничего говорить.
- Он просил передать, что следит за мной? – спрашивает детектив с ухмылкой.
- Именно, - кивает Джон. От рождественского настроения мало, что осталось, - Пойду, подогрею ужин.
Как только Ватсон скрывается на кухне, Шерлок берет в руки телефон и печатает сообщение.
И тебя с Рождеством, братец. ШХ.


***
В Лондоне моросит дождь. Ничего необычного, но вкупе с плохим настроением, вечерней сменой на работе и неважными делами, погода кажется Джону Ватсону очередной карой за все.
Он хмурится, поднимает воротник куртки, стараясь быстрее дойти до метро, поворачивает за угол… и чертыхается. Слишком очевидно, что черный тонированный Роллс-ройс не может стоять посреди Бейкер-Стрит просто так. Да еще и мигать ему фарами.
- Здравствуйте, Майкрофт, - не глядя на сидящего на кожаных диванах мужчину, говорит Джон, забираясь на заднее сиденье.
Тот искоса неодобрительно смотрит на старую, местами потертую куртку Джона, с которой струйками стекает вода.
- Плохо выглядите, доктор, - объявляет тот.
- Не думаю, что вы приехали, чтобы сообщить мне о моем состоянии, - огрызается доктор, - Почему бы вам просто не зайти к нам и не расспросить его самому? Не пришлось бы прятаться по углам, а мне потом объяснять Шерлоку, где я был лишние четыре минуты, и почему у меня на левом плече ваш волос.
- Исключено, - отрезает мужчина, в голосе – ни тени жалости, - Шерлок не захочет мне что-либо объяснять.
- Можно подумать, вы не в курсе… Он нагнал этого Смита в заводском амбаре, никто и предугадать не мог, что у него пистолет!
- Никто, кроме самого Шерлока, - шепнул Майкрофт. Взгляд его провожал капельки воды, стекающие по черному стеклу машины. Сейчас он выглядел очень уставшим, печальным, и Джона на миг что-то кольнуло в сердце, таким обеспокоенным он сейчас казался.
- Все обошлось, - понизив голос, продолжил Ватсон, - Шерлок увернулся. Пуля только рассекла ногу.
- Джон… Вы должны были быть там. С ним.
- Я не успел… - доктор понурил голову, пытаясь скрыть тяжелый вздох. Внутри него все горело, жгло стыдом, - Не успел за Шерлоком. В итоге, мы все-таки обезоружили этого чертового насильника…
Майкрофт снова искоса взглянул на Ватсона.
- Да. Вы все-таки спасли моего брата, - голос его смягчился, - Он сейчас, конечно, жалуется на скуку? Как обычно…
- Лестрейд не хочет его нагружать, пока он не поправится.
Старший Холмс хмыкнул.
- Представляю, как мой братец его мысленно проклинает. Кстати. Вас довезти до больницы?


***
Дорогой кабинет. Кругом красное дерево. Должно восхищать. Джон не восхищается. Он зол. Зол, как никогда.

- Вы ему рассказывали про жизнь Шерлока Холмса. Одна большая ложь - Шерлок прохвост… И люди проглотят ее, потому что в остальном все правда, - Ватсон намерено тянет слова, наблюдая гримасу боли на лице Майкрофта. Ему не жаль старшего Холмса,
- Мориарти хочет Шерлока уничтожить, и вы, родной брат, снабдили его превосходной бомбой.
Майкройт прикрывает глаза. Ватсон встает. Ему здесь больше нечего делать.
- Джон… - Как будто глава правительства боится остаться в одиночестве,
- Я сожалею.
- О… - доктор усмехается. Сожалеть… Теперь это так мелко, - Умоляю.
- Скажите ему об этом, - в спину доктору шепчет Майкрофт.
Джон надеялся, что это была их последняя встреча.


Майкрофт не пришел на официальные похороны. Он появился только после них. Необычайно бледный. Затравленный. С красными глазами, но Джон бы никогда не мог представить, что Майкрофт может плакать. Вернее… Раньше Джон бы не смог это представить. А теперь ему все равно.
Алая роза. Одна. Очень в духе старшего Холмса. Изящный минимализм.
Джон не уходит с могилы, когда расходятся остальные. Ему наплевать на стоящего рядом Майкрофта. Он больше не знает этого человека.
Проходит час, и Майкрофт уходит. Джон только краем глаза замечает это. Все равно.
- Шерлок… - шепчет он, падая на колени перед могилой, - Как же ты… Можешь… Шерлок…
По щекам льется что-то горячее. Он не может понять что. Но теплой влаги на лице становится все больше.
Он возвращается на Бейкер-Стрит ближе к ночи. Совершенно опустошенный. В голове стоит благословенная тишина. Ни одна мысль не нарушает покоя. Как бы хотелось забыться… Лечь рядом с могилой Шерлока и больше уже никогда не вставать…
Но на кухне квартиры 221-Б горит свет. Джон настораживается. Безумные мысли посещают его, что если… Что если вернулся… А вдруг…
Но чуда не происходит.
- Убирайся, Майкрофт, - шепчет он, тенью проскальзывая на кухню.
Старший Холмс сидит на самом краешке стула, совсем безжизненно, только чуть поворачивая голову, когда входит Ватсон. На слова доктора он не реагирует.
- Вам не одному плохо, Джон, - негромко произносит он после нескольких минут молчания.
- Это вы предали его, а не я, - глухо рычит Ватсон, хватаясь за спинку другого стула.
- И вы думаете, что я не жалею об этом каждую минуту своей жизни? – Майкрофт как будто удивлен. Но от его обычного оживленного удивления не осталось, ни следа.
- Какое теперь… - Джон осекается, - Зачем вы пришли?
- Вы единственный, кто действительно любил Шерлока. Знал его, - так же тихо говорит Майкрофт.
- Верно. Единственный, - зло выплевывает доктор, - Оказался даже ближе брата, правда?
Майкрофт устало закрывает глаза. Кажется, еще минута, и он заплачет. Но этого не происходит.
- Давайте просто помолчим, Джон, - предлагает Майкрофт.
Ватсон выдыхает. Шерлока больше нет… Конечно, в этом во многом виноват его брат, но… Он устало плюхается на стул и закрывает лицо ладонями.
Так они и сидят. Почти всю ночь, пока не засыпают на своих же местах, не меняя позы, просто от усталости.
Рано утром, Майкрофт вздрагивает и пробуждается от тянущейся дремы. Это не сон, а скорее какое-то болезненное забытье. Он все еще на стуле в кухне 221-Б, все еще держит плохо слушающимися руками свой черный зонт. Рядом спит Джон Ватсон. Тоже на стуле, неловко уронив голову на обеденный стол. Видно, что ему снятся кошмары. Шерлока нет.
По щеке Майкрофта течет слеза. Тихо-тихо, одними губами он произносит в слух имя брата… И вдруг, словно в ответ на зов, его мобильный, лежащий в кармане пиджака вибрирует.
Майкрофт вздрагивает. Трясущимся руками лезет в карман… Нет… Такого не может быть… Ему больше никто не пишет смсок…
Достав телефон, он секунду не разворачивает сообщение, пытаясь успокоиться, но у него не получается. Он смотрит на экран.
Хватит строить из себя великую скорбь. Срочно приезжай в свою загородную резиденцию, есть разговор. ШХ.
Майкрофт не может унять дрожь в ладонях. Он еле сдерживается, чтобы не захохотать в голос от навалившегося облегчения и не разбудить Ватсона. Кстати, о Джоне…
Мне брать с собой доктора? МХ.
Ответ приходит мгновенно.
Нет. Слишком опасно. Ему пока рано знать. ШХ.
Майкрофт хмурится. Что еще задумал его гениальный брат…
Шерлок, ему очень плохо. МХ.
Знаю. Он справится. Это не продлится долго. ШХ.
Тихо выходя из кухни, чтобы не разбудить Джона, Майкрофт уже на улице пишет еще одну смс.
Прости меня, Шерлок. МХ.
Ответа приходится ждать минут десять, но сообщение все-таки приходит.
Приезжай уже быстрее, Майкрофт, мне скучно! ШХ.
Теперь старший Холмс точно знает, что такое счастье.

URL
Комментарии
2013-12-15 в 22:23 

*Zoi*
Zoi
очень душевно! и правда Майкрофт-Джон тут было бы излишне))

2013-12-15 в 23:10 

Fountain4
legend says, when you can't sleep at night, it's because you are awake in someone else's dream
*Zoi*, пожалуй) я рада, что написалось именно это)

URL
   

Move up

главная